Живое и мёртвое

5 Октября - 3 Ноября 2007

Большая картина Петра Швецова «Ночной дозор», открывающая выставку, — не ремейк, не реплика, не пародия ни на Рембрандта, ни на одноименные фильмы. В ее основе сюжет другого известного произведения голландской школы живописи — наказание охотника. Пытливый иконолог может прочесть здесь и другие сюжеты: восстания зверей, природного царства против тотальной власти человека над миром (вторая часть «Крокодила» Корнея Чуковского) и ожившие экспонаты из «Ночи в музее» или дикие звери джунглей, явившиеся внезапно из другого, враждебного мира в игре «Джуманджи». Однако и от рембрандтовской картины здесь тоже что-то взято, и, если приглядеться, немало. 23 стражника и собака выступают в дозор, и 23 зверя собираются на поляне после совершившегося возмездия: повешенный охотник (привет некрореалистам) — это не шутки. Пространство картины построено так, что включает зрителя в происходящее, делая невольным соучастником некоего мрачного, зловещего действа. Живопись пропущена живительным кровяным током в мертвые тушки зверей — подобно алхимической операции, превращающей мертвое в живое и наоборот.

 

«Ночной дозор» экспонирован очень неудобно для зрителя: под углом, нависая, скособочившись, холст выламывается из отведенных ему рамок пространства, как тот футуристический грузовик в гостиной, вторжение которого нарушает чинность и этикет. Живописные изображения зверей, гадов и птиц, очень экспрессивно и страстно переданные художником, обступают вас сразу же, как только вы оказались в этом пространстве таксидермического сюрреализма.

Глеб Ершов, куратор выставки