Процесс прохождения 3

2 Ноября - 1 Декабря 2012

Иван Плющ традиционно использует искусство живописи для выражения экзистенциальных максим. Его искусство про течение времени, однако он не снимает видео - ведь бесконечный фильм снять невозможно. В фильме нужны герои, сюжетные линии, метафоры и суммирующие образы. Поэтому Плющ предпочитает более абстрактные и традиционные для ХХ века медиа передачи подлинных картин бытия - холсты и пространственные инсталляции. Он выполняет их в виде артефактов, фиксирующих следы жизненных процессов.


Художнику удается изменить течение времени, перенастроив свои полотна на скорость роста растений или движения облаков. Или же, напротив, ускорить их до скорости света, так что личности стираются с полотен, а стены их жилищ размываются, оставляя лишь вспышку света и горстку песка. Старательное портретирование исторических образов не приносит плодов, ибо не рассудок, а лишь интуиция способна приблизиться к воссозданию и восполнению жизненного движения во всей его многосложности.
Первые две работы из серии "Процесс прохождения" были обращены к утраченному времени советских реалий. Они были показаны осенью 2012 года в рамках спецпроекта 2-й Индустриальной биеннале. Сталинское время Уралмаша наложилось в них на судьбы горожан Екатеринбурга - в прошлом, настоящем и будущем.

 

Первая инсталляция была построена в гигантском пространстве сталинского Концертного зала в Екатеринбурге. Многометровая "кремлевская" ковровая дорожка поднималась от входа под потолок, затащив под себя все стулья зрительного зала. Этот торжественный храм ушедшей эпохе воспринимается как сложная машина времени, устремленная из будущего в прошлая, готовая завестись с пол оборота.  Во второй работе серии ржавый остов "Лады" был освоен под домашний огород, богатый металлами и солями. Плющ показывает, как машина - гордое и полноправное "средство передвижения" 1980-х - состарилась, лишилась колес и сидений, но все еще продолжает служить своим владельцам как каркас для прозаической теплицы. Работа фиксирует несколько векторов движения времени. Огородные растения, автомобильный остов и оставшийся за кадром владелец теплицы имеют три разные времени жизни - от рождения до смерти. Растения доживут до осени, метал сгниет лет через десять, об огороднике тоже в скорости никто не вспомнит. "Творческое напряжение" (термин Бергсона) позволяет художнику зафиксировать пронзительность этого сочетания, которое в его глазах выглядит как вспышка, озаряющая экзистенциальную суть повседневного быта.
Обе работы объединяло название "Процесс прохождения", что еще раз заставляло зрителя обратиться не столько к результату, сколько именно к представленным в обеих работах процессам. Огород продолжал расти прямо на выставке, здание концертного зала - незаметно разрушаться, а зрители продолжали смотреть на все это сквозь призму заинтересованного самоуверенного снобизма.