• ДИАПАЗОН ИЗМЕРЕНИЯ

    Коллектив работ, представленных на выставке, отражает многообразие подходов художника к организации нечеловеческого опыта познания. Любая материя — активный агент, который придает форму будущим событиям. Мы познаем и преобразуем мир в процессе спонтанных и спланированных исследований, интерпретируя знаки и эмоции, вступая в отношения с множествами других — людей, камней, животных, алгоритмов. 

    Диапазон измерений, которые выполняют машины ::vtol::, не стремится их уравнять — данные, которые они собирают, не сводимы к единому спектру значений и скорее напоминают подвижную матрицу субъективных и в определенной степени избыточных наблюдений. Они никому не нужны. Значения, которые фиксируют и транслируют механизмы ::vtol::, не сопоставимы друг с другом и с амбицией производства «полезного знания». Технологии, созданные художником, безразличны к нему и его потребностям, они не делают разграничений между живой и неживой материей, познающим и познаваемым. Некоторые из них реагируют на наши движения и голоса, но лишь немногие нуждаются в близком контакте, чтобы проявить себя в том регистре, который выбрал художник — звуковом, визуальном, кинетическом.

    Каждая из представленных на выставке работ что-то измеряет, но объекты их исследовательского «интереса» объединяет лишь одно обстоятельство — причастность к общей реальности. Работы ::vtol:: с одинаковой тщательностью изучают человеческие и нечеловеческие субстанции, процессы, нарративы, события и артефакты — раковины моллюсков, радиационные частицы, лучистые кристаллы, поэтические тексты, истории падения метеоритов, дыхание и секс. Машины преобразуют регистрируемые данные в звуковые или световые сигналы, которые мы можем различать, но не станем использовать за пределами эстетического опыта.  

    Объекты ::vtol:: делают видимой другую жизнь, другой порядок взаимоотношений, приглашают насладиться индивидуальными ритмами непродуктивных технологий, их странной красотой и относительной непознаваемостью. Воспринимая и измеряя различные параметры функционирования органических, неорганических и знаковых систем, эти механизмы существуют на пересечении видимых и невидимых для нас процессов, не пытаясь нам помочь или навредить, не выбирая стороны. Они напоминают нам о том, что у человеческих и нечеловеческих агентов нет разных территорий влияния — нет возможностей для автономной эволюции людей и машин, есть лишь разные настройки восприятия, чувствительные к тем или иным слоям нашего мира.  

    Как сказали Адорно и Хоркхаймер, индустриализм превращает души в вещи и лишает их возможности воодушевлять людей. После знакомства с работами ::vtol:: появляется предчувствие, что именно непродуктивные в капиталистическом измерении машины помогут людям найти свои души.

     

    Екатерина Крылова,

    независимый куратор, исследователь, историк искусства

     

     

  • Серия «Фазовые приключения»

    Серия посвящена работам, в которых объединяются движение, звук и световые элементы в единый комплексный образ. 

    Фаза —  термодинамически равновесное состояние вещества, качественно отличное по своим свойствам от других равновесных состояний того же вещества. Подразумевается способность переходить из одной фазы в другую. Разные фазы вещества могут иметь границу  раздела между собой.

     

    Фазовыми превращениями называют переход вещества из одной фазы в другую при изменении внешних условий. 

    С точки зрения движения системы по фазовой диаграмме при изменении её интенсивных параметров (температуры, давления и т. п.), фазовый переход происходит, когда система пересекает линию, разделяющую две фазы. 

  • metaphase sound machine II, звуковая инсталляция metaphase sound machine II, звуковая инсталляция metaphase sound machine II, звуковая инсталляция

    metaphase sound machine II

    звуковая инсталляция

    Данная работа — своеобразное посвящение идеям американского физика Ника Херберта, создавшего в 70-е годы XX века «Метафазовую печатную машинку» и синтезатор речи «Метафон». 

     

    «Метафазовая звуковая машина» представляет собой объект из шести вращающихся дисков. Каждый из дисков оснащен магнитом и герконом (специальным реле, срабатывающим в магнитном поле). В центре установлен счетчик Гейгера-Мюллера, регистрирующий радиационные частицы в окружающем пространстве. В зависимости от количества частиц, изменяется скорость вращения каждого из дисков. Звук синтезируется специальным алгоритмом, который получает триггеры от вращающихся дисков в момент, когда магниты и герконы соседних дисков оказываются рядом. Дополнительные гармонические обработки сигналов и непостоянство динамической системы приводят к бесконечным вариациям звучания.

     

  • attractor 2m, кинетический звуковой объект attractor 2m, кинетический звуковой объект attractor 2m, кинетический звуковой объект

    attractor 2m

    кинетический звуковой объект

    Система стремится к достижению состояния постоянства звука, но не может сохранить это состояние.

    Объект состоит из двух равных долей, каждая из которых является двухсекционной роботизированной «рукой», оснащенной микрофоном. В центре работы установлен динамик, создающий обратную звуковую связь, если рядом с ним оказывается один из  динамиков. Звук при этом идет не напрямую, а через динамически меняющуюся цифровую обработку, что создает вариативность звучаний. Система устроена таким образом, что устойчивая обратная связь сразу же приводит к изменению динамики движения, то есть стабильное состояние сразу же распадается, после чего опять начинается попытка эту стабильность восстановить. 

    Схематические изображения аттракторов выступили в качестве прообраза визуального решения работы (хотя это считывается только в динамике, когда все траектории движения суммируются восприятием). А хаотичность траекторий аттракторов, существующая в рамках строгой динамической модели, стала отправной точкой концепции движения элементов работы. 

    В более точных терминах эта динамическая система описывается полноторием, и для каждой итерации ее угловая координата удваивает свое значение, из чего автоматически вытекает экспоненциальное расхождение траекторий и хаотическая динамика. Она организована в виде бесчисленного массива «нитей», которые наматываются на полноторие.

     

  • Hotspot poets

    интерактивный сетевой объект

    Набор автономных девайсов, которые создают фиктивные wi-fi сети и переименовывают их каждые 10 секунд, используя строчки из стихотворений известных поэтов. В наборе четыре аппарата: Гёте, Пастернак, Басё и Петрарка.

  • Ra

    звуковой объект

     

     

    Ra — звуковой объект/синтезатор, использующий лазер для считывания неровностей поверхности пиритового диска и оперирующий этими данными для синтезирования звуков. Пиритовый диск — это редкая форма пирита, образующаяся в виде радиально-лучистых кристаллов (необычные дискообразные сферолиты), которые получили названия «пиритовое солнце» или «пиритовый доллар». Единственное месторождение, где образуется пирит такой морфологии — штат Иллинойс (США). Пиритовые солнца сформированы около 300 миллионов лет назад.

    "Этот объект я считаю для себя этапным, так как в нем объединились сразу несколько практик и технических навыков, а также новые ресурсы и идеи, к которым я обращался впервые. Например — создание синтезаторов и звуковых объектов, коллекционирование минералов, тема вращения, программирование Pure Data, Arduino и Python, работа с servo и шаговыми двигателями, raspberry pi и лазерами и т.д. 

    Также очень важным в данном проекте для меня является обращение к теме оккультной футурологии как к концепции, наиболее отвечающей моему представлению о собственном творчестве. В первую очередь, это проявляется в том, как Ra работает с восприятием времени — имея доисторический «неземной» минерал в основе, обращается к средневековью через алхимию, далее несет в себе иногда прослеживающиеся органные «баховские» мотивы, и выводит к отголоскам электронных инструментов середины XX века, завершая все это лазерами, шумом, кодом и автономностью, выращенными в кустарных условиях".

    ::vtol::

     

  • black box, Мультимедийная инсталляция black box, Мультимедийная инсталляция black box, Мультимедийная инсталляция black box, Мультимедийная инсталляция black box, Мультимедийная инсталляция

    black box

    Мультимедийная инсталляция

    Black Box — гибридный роботизированный объект, использующий для своей работы данные, записанные во время акта любви. На этапе создания робота была разработана носимая система с датчиками, использованная во время процесса, а также было записано видео, переведенное впоследствии в супер-низкое разрешение (4x4 пикселя). Далее эти данные стали основой для алгоритма управления механизмами робота.

    Сразу несколько идей привели к появлению этого проекта. Первая — желание запечатлеть любовь в самом ее физическом воплощении, при этом используя этот процесс для рождения нового объекта, что максимально раскрывает прямое и переносное значение слова «породить». Другой мыслью было создать объект, олицетворяющий неизбежное желание механизмов будущего, наделенных искусственным интеллектом, стремиться познать природу существ их породивших — людей.

    Чёрный ящик — термин, используемый для обозначения системы, внутреннее устройство и механизм работы которой очень сложны, неизвестны или неважны в рамках данной задачи. «Метод чёрного ящика» — метод исследования таких систем, когда вместо свойств и взаимосвязей составных частей системы, изучается реакция системы, как целого, на изменяющиеся условия.

     

  • Conus

    гибридная инсталляция

    Проект основан на идее применения клеточных автоматов как отправной точки для создания генеративных звуковых и видеообразов в реальном времени. 

     Специально для инсталляции Conus было отобрано несколько раковин длиной от 4 до 9 сантиметров с наиболее сложным и выразительным рисунком. Каждая из раковин закреплена на своей небольшой вращающейся платформе и сканируется при помощи самодельных цифровых микроскопов. Специально разработанный компьютерный алгоритм анализирует изображение каждой из раковин и трансформирует его в управляющие сигналы для системы синтеза звука и визуальных образов. У инсталляции есть несколько звуковых каналов и три видео монитора, через которые транслируются результаты анализа «кода» раковин. Сами же визуальные образы и звук также представляют собой клеточные автоматы, тем самым формируется прямая связь — от биологической системы к цифровой. 

     

    Клеточный автомат — дискретная модель, изучаемая в математике, теории вычислимости, физике, теоретической биологии и микромеханике. Включает регулярную решётку ячеек, каждая из которых может находиться в одном из конечного множества состояний, таких как 1 и 0. Решетка может быть любой размерности. Для каждой ячейки определено множество ячеек, называемых соседством. К примеру, соседство может быть определено как все ячейки на расстоянии не более 2 от текущей. Для работы клеточного автомата требуется задание начального состояния всех ячеек, и правил перехода ячеек из одного состояния в другое. На каждой итерации, используя правила перехода и состояния соседних ячеек, определяется новое состояние каждой ячейки. 

    В научно-популярной книге «A New Kind of Science», математик Стивен Вольфрам в том числе касается темы реальных примеров, основанных на использовании простых правил при построении сложных систем в природе. Одним из самых ярких и наиболее приближенных, как в математическом так и в визуальном плане, примеров является принцип формирования рисунка на раковинах некоторых видов небольших тропических моллюсков рода Conus (Conus Textile и Conus Gloriamaris). Примечательно то, что моллюск этот крайне опасен для человека и до появления специального оборудования для ныряния считался одним из самых редких типов раковин.

  • mayak

    Интерактивный сетевой объект

    С детства обожаю индикацию информации при помощи светодиодов. Особенно зеленых. Особенно в системах телекоммуникации. Много лет завороженно наблюдал за поведением светодиодов на сетевых устройствах. В один момент, мой wi-fi роутер, отличающийся особо активной индикацией передачи пакетов данных, натолкнул меня на мысль о преобразовании этого мигающего потока во что-то еще, причем максимально примитивным способом прямого внедрения в хардвер роутера. Я стал подбирать wi-fi роутеры с максимально интересным алгоритмом интерпретации передачи данных, которые бы интерактивный сетевой объект быстро и чутко реагировали, и демонстрировали все процессы, происходящие с сетью.

  • Так появился проект «Mayak» — интерактивная звуковая инсталляция, состоящая из 4х модемов, подключенных к четырем wi-fi роутерам. Светодиод, отвечающий за индикацию передачи пакетов данных по wi-fi от каждого из роутеров, физически (проводом) подключен к плате arduino. Arduino форматирует и анализирует "мигания", выдавая команды синтезатору, генерирующему звуки. По сути, инсталляция представляет собой 4 открытые wi-fi точки доступа в интернет, подключившись к которым, посетители выставки напрямую влияют своей активностью в сети на процесс генерации ритмических звуков. Проверяя почту или инстаграм, отправляя сообщение в мессенджере, или просто загружая страницы, пользователь моментально получает отклик в виде изменения активности инсталляции. Так как используемые мною роутеры имеют очень быструю индикацию, я решил сосредоточиться на программировании максимально "коротких" - перкуссионных звуков, формирующих полиритмическую структуру из 4-х голосов. В итоге получился своеобразный "голос интернета" - оркестр безумных роутеров, сочиняющий машинное сетевое техно.

  • Last breath

    носибельный объект

    В 2019 году я активно занимался разработкой концепции «пассивных инструментов».

    Под такими инструментами я понимаю различные мультимедиа объекты, которыми не столько нужно управлять, сколько сосуществовать с ними, находясь в отношениях взаимного «гибридного» симбиоза. Проект «На последнем дыхании» — как раз пример подобного инструмента. Принцип работы объекта предельно простой — выдыхаемый воздух (его давление и скорость потока) активирует зависящий от параметров выдоха генеративный процесс, управляющий движением воздуха в органе. Объект не требует какой-то специальной техники игры, хотя изменение дыхания (умышленное или вызванное физиологическими причинами) напрямую влияет как на динамику игры, так и на остальные параметры генерации звукового потока.

    Идея этого проекта пришла ко мне в процессе внезапно возникших переживаний и опасений по поводу своего здоровья. Не то чтобы у меня были действительные основания беспокоиться за свою жизнь, но, с другой стороны, исход все равно известен и может наступить в любой момент. Я не испытываю экзистенциального страха смерти, наоборот, «переход» — прекрасная тема для изучения в рамках художественной практики. Этот объект я рассматриваю в качестве предсмертной маски — ритуального инструмента угасания, на котором можно играть, когда сил использовать какой-то другой инструмент уже не осталось. До последнего вздоха. Исходя из этого и сформировался конечный образ объекта: стерильная кибер-готика, новые ритуалы, органы поддерживающие работу органа.

  • Post code

    Инсталляция "Post code"  конвертирует штрих-коды, выступающие символами потребительства и эпохи цифровых, виртуальных коммуникаций, в устройство, стимулирующее на личное общение.

    Если вы поместите любую упаковку со штрих-кодом в сканер, он напечатает почтовые "glitch" карточки с изображением, сгенерированным из закодированных цифр, а также воспроизведет звуки,  сгенерированные из кода.

  • Сollector, Интерактивная звуковая инсталляция Сollector, Интерактивная звуковая инсталляция

    Сollector

    Интерактивная звуковая инсталляция

    Робот записывает звуки из окружающего пространства при помощи направленного стерео-микрофона, но выбирает исключительно самые громкие из них, превышающие определенный порог по уровню, но независимо от того, какой длительности этот звук. Как только набирается 100 фрагментов, начинается  кольцевое воспроизведение получившейся композиции, которое повторяется одну минуту. Семплы при этом остаются в том же неизменном порядке, в каком они были «собраны». Далее объект стирает накопленный материал и начинает новый поиск, поворачивая мотор с микрофоном в сторону наиболее громких источников или отражений.

    По сути, объект сочиняет короткие ритмические композиции из окружающих звуков, всего лишь удаляя тишину между ними. Получается что-то вроде re-mixed реальности, компрессирующей время, но с неизменной скоростью/высотой фрагментов. Обычное сокращение интервалов между звуками вдруг оказывалось для меня весьма необычным музыкальным явлением, формирующим интересный опыт восприятия ритма и взаимодействия записанных фрагментов.

  • Geological Trilogy

    «Геологическая трилогия» — серия из трех работ, объединенных базовым конструктивным принципом, а также методом их  разработки и реализации. Каждый из проектов можно назвать художественным исследованием, в котором инсталляция  является лишь одним, пускай и ключевым, элементом реализации комплексного проекта. 

  • о серии

    Каждый из проектов задуман и реализован по следующей формуле: создание инсталляции; путешествие с объектом на территорию/место, которое проект исследует или которому посвящен; съемка фильма/документации в процессе путешествия и экспонирования;  сбор материалов и артефактов, дополняющих этот проект . Результат каждого проекта — финальное экспонирование инсталляции вместе с фильмом, артефактами и всевозможными дополнениями — своеобразная выставка одной работы с максимально расширенным контекстом.  

     

    Геологической трилогия названа потому, что каждый из проектов посвящен крупному природному или антропогенному планетарному/геологическому явлению: «12 262» — Кольской сверхглубокой скважине; Guest — падению Сихотэ-Алинского  метеорита; Takir — высыханию Аральского моря. 

    Каждый из этих проектов также относится к концепции глубоких медиа  (deep media). Исследователь и куратор Дмитрий Булатов определяет глубокие медиа следующим образом: «Это очень активно развивающаяся на сегодняшний день область исследований, которая разрабатывается на стыке современного искусства, философии и науки. В фокусе внимания глубоких медиа — встреча с воздействием физических составляющих земли,  воды и атмосферы (в частности — магнитных, электрических и гравитационных полей), а также субстратных элементов современных технологий (металлы, соли, кристаллы и др.). По сравнению с традиционным медиа искусством, работающим  с экранными технологиями, искусство глубоких медиа предстает перед нами как новый тип видения более глубокого технологического опосредования материи. Например, если media art имел дело с производством неких компьютерных  изображений, то искусство глубоких медиа рассматривает эти изображения с точки зрения геологических элементов,  из которых состоит hardware, — золота, меди, свинца, бария и т. д.» 

  • 12262

    гибридная инсталляция

    Мультимедийная инсталляция «12 262» представляет собой посвящение легендарному советскому проекту СГ-3 — Кольской  сверхглубокой скважине, которая располагается в нескольких километрах от города Заполярный в Мурманской области.  На момент развала СССР эта исключительно научно-исследовательская скважина была самой глубокой в мире: ее глубина достигла 12 262 метров. После прекращения работ скважина, как и многие другие колоссальные проекты того времени, была  заброшена и разграблена, а ее руины стали труднодоступным местом паломничества редких туристов.  

    Эта скважина и все, что на ней происходило, были окутаны множеством легенд, тайн и вымыслов. Кто-то предполагал,  что скважина — это часть проекта сейсмического оружия особой разрушительной силы, другие считали, что Советский Союз хочет досверлить до ада. В 1990-е в сети даже появилась аудиозапись, якобы сделанная на скважине, со звуками, походившими на саундтрек к фильму ужасов. В действительности же на скважине и правда проводилось множество акустических исследований: колебания земли и распространения волн интересовали ученых не меньше геологии. Это одна из  главных причин, почему звук — основной элемент этого произведения.  

     

    Несколько лет назад мне удалось побывать на скважине, где в ржавой воде в одной из разбитых лабораторий я нашел рулон перфоленты от вычислительной машин, располагавшейся на научной станции. Этот рулон стал отправной точкой  в создании данной работы.   

    Проект представляет собой звуковую инсталляцию, в реальном времени использующую данные, расшифрованные  с компьютерной перфоленты. При этом неизвестно, что именно записано на ленте: это может быть запись данных  об исследованиях, программа управления оборудованием, отчет о проделанной научной работе. Сегодня найти подходящие современным компьютерам системы чтения перфолент невозможно — для этой работы была разработана цифровая  оптическая система, которая способна как в очень быстром, так и в предельно медленном темпе прочитывать закодированную информацию. Кроме того, перфоленты компьютеров похожи на перфоленты для механических фортепиано начала ХХ века или музыкальных шкатулок, что послужило дополнительным стимулом для конвертации этих данных в звук.  

    Постепенно расшифровывая ленту, главный контроллер инсталляции по специальному алгоритму отдает команды пяти кинетическим звуковым генераторам, которые представляют собой миниатюрные буровые механизмы. Получив команду,  каждый из буров начинает сверлить небольшие образцы породы из скважины. За все время работы научной станции из нее было извлечено множество тонн кернов — образцов породы, использовавшихся для исследований. На протяжении нескольких лет художник выкупал на аукционах и у коллекционеров эти образцы, ставшие добычей для любителей геологии и коллекционеров.  

    Звук бурения небольших осколков, отколовшихся от подобных кернов, усиливается, обрабатывается и становится основой для бесконечной звуковой композиции, создаваемой объектом. Можно сказать, что вся инсталляция — своеобразная  модель буровой установки, художественное произведение, объединяющие в себе медиаархеологию и геологию, кинетическое искусство и мифы разрушившейся империи, звук механизмов и мрак больших глубин. 

    В 2018 году я отправился на станцию, чтобы спустя 28 лет после остановки возобновить бурение.  

    Инсталляция создана в рамках проекта «Открытая лаборатория» на выставке «TECHNE. Пролог» в Государственном центре  современного искусства, Москва.

     

  • Guest

    гибридная инсталляция

    Основной элемент инсталляции — система из трех роботизированных механизмов, взаимодействующих с небольшими железными метеоритами (осколками и индивидуальными образцами). Суть взаимодействия заключается в следующем: в начале  цикла автоматический манипулятор с небольшим пассивным магнитом, к которому примагничены метеориты, задвигается в мощное переменное электромагнитное поле, создаваемое индукционной катушкой. Благодаря этому метеориты в течение короткого времени (не более одной минуты) разогреваются до красного каления, достигая примерной температуры падающего метеорита, вошедшего в верхние слои атмосферы. Достигнув температуры приблизительно 750 градусов  Цельсия, метеориты теряют магнитные свойства (достигают точки Кюри) и отцепляются от манипулятора, падая в специальную емкость. В емкости, в которую упал раскаленный метеорит, находится инфракрасная камера, превращающая в картинку тепловое излучение метеоритов. Камеры подключены к небольшому компьютеру, анализирующему температуру постепенно остывающих метеоритов. Данные о температуре привязаны к высоте тона простого синусоидального  генератора, из чего следует, что остывание метеоритов приводит к постепенному и плавному снижению высоты звучания  генератора. Достигнув температуры окружающей среды, метеориты опять подцепляются магнитным манипулятором  (магнитные свойства к метеориту возвращаются после остывания) и вновь поднимаются в нагревающую катушку, перезапуская цикл. 

    Так как одновременно в системе есть несколько отличающихся по массе и размеру метеоритов, все три механизма существуют в разных временных циклах, с несовпадающими фазами, что ведет к появлению трезвучий, возникающих из одновременно звучащих генераторов, но снимающих разную температуру.

    По сути инсталляция представляет собой циклическую систему, моделирующую момент «прибытия» метеоритов на землю — практически неуловимую и редчайшую ситуацию. Главным импульсом и вдохновением, побудившим меня к созданию этой работы, стало попадание в мою геологическую коллекцию нескольких индивидуальных фрагментов Сихотэ-Алинского метеорита, упавшего на Дальнем Востоке в 1947 году. Этот метеорит уникален по ряду причин: это самый крупный в новейшей истории железный метеорит; свидетелем его падения было множество людей, в том числе художник Николаев, работавший на пленэре во время падения и зафиксировавший свои впечатления на картине, ставшей очень популярной в СССР. Это самый изученный из когда-либо падавших на землю объектов, однако мелкие осколки и индивидуальные фрагменты находят на месте падения до сих пор.

    Невероятная притягательность этих редчайших «гостей» из космоса моментально побудила меня приступить к проработке художественного исследования, используя наиболее интересные для меня тренды в технологическом искусстве: естественный и искусственный электромагнетизм, работа со звуком, роботизированные автоматические системы, геология, астрофизика и астрогеология. При этом каждая из тем — не только средство достижения целостного художественного образа, но и отдельный мощный медиум, формирующий синергию отдельных элементов работы. Реализация проекта заключается не только в создании собственно объекта, но и в путешествии с ним в поселок Метеоритный, находящийся рядом с местом падения в горах Сихотэ-Алиня Приморского края.

    Кульминацией проекта стала установка действующей инсталляции в один из кратеров, оставшихся после падения туда фрагмента взорвавшегося в атмосфере метеорита. Это своеобразный способ воссоздать момент падения непосредственно на месте приземления метеорита. Подобное путешествие уместно назвать паломничеством, совмещенным со съемкой небольшого документального фильма, посвященного всему процессу. Бóльшая часть метеоритов, использованных в инсталляции, была найдена в одном из кратеров во время поездки. Некоторые образцы были приобретены у жителей ближайших к месту падения населенных пунктов.

    Завершенный формат экспонирования представляет собой демонстрацию непосредственно самой инсталляции, а также фильма, снятого в поездке, и архивных материалов, связанных с проектом: книг, крупных фрагментов метеорита, схем и карт, помещенных в витрину.

    Проект создан на средства гранта NOVA ART, полученного в рамках конкурса NOVA ART CONTEST. Экспедиция в Сихотэ-Алинь организована и осуществлена при поддержке Центра современного искусства «Заря» во Владивостоке.

     

  • Takir

    гибридная инсталляция

    Гибридная инсталляция «takir» представляет собой систему, моделирующую  процесс преобразования морского дна в пустынный, такырный рельеф. Такыр обычно формируется в плоских котловинах,  где после высыхания тонкого слоя воды обнажается вязкое илистое дно, поверхностный слой которого при высыхании  уменьшается в объеме, образуя корку, разбитую трещинами на отдельные многоугольные плиты различных форм  и размеров. Площадь таких плит зависит от состава донных отложений (такырных почв), степени засоленности, режима высыхания и т. п. Такыры формируются при залегании горизонта грунтовых вод более 1,5 м — в таких условиях соли  уходят в грунтовые воды и возвращаются обратно по капиллярам. 

    Такыры характерны в первую очередь для пустынь суббореального пояса Азии. Площадь отдельных такыров определяется площадью бессточной котловины — ложем образующего такыр высыхающего озера, и составляет до десятков квадратных  километров.  

    Подобные процессы сейчас активно происходят в котловине высохшего Аральского моря, которому и посвящена эта работа. Аральское море было некогда крупнейшим соленым бессточным водоемом, но вследствие антропогенных и природных факторов начало резко мелеть в 1960-е, а к началу XXI века практически полностью исчезло — это событие можно назвать одной из крупнейших экологических катастроф, вызванных деятельностью человека и неумелым распределением  ресурсов в СССР. Параллельно с высыханием на месте моря постепенно формировалась пустыня, полностью изменившая  ландшафт морского рельефа и экологическую обстановку в регионе. Ежегодно вода то вновь заполняет низкие участки  дна, то полностью пересыхает, в зависимости от стока рек Амударья и Сырдарья. Подобные колебания из года в год переводят поверхность высохшего моря из состояния пустыни в состояние морского дна. В настоящий момент эти процессы  являются предметом активного изучения экологов, геологов и океанографов, так как позволяют отследить множество  явлений, происходящих при таких стремительных метаморфозах.   

    Принцип работы инсталляции повторяет эти колебательные процессы. Образцы глинистого дна то превращаются в жидкую массу, то высыхают под воздействием горячего воздуха, нагнетаемого из специальных компрессоров. Высохшая  субстанция растрескивается и образует микромодель такырного ландшафта. Установленные над емкостями с субстанцией  камеры фиксируют происходящий процесс, а специальный алгоритм превращает получившийся растрескавшийся узор  в звуковые ландшафты. Спустя некоторое время емкости вновь заполняются водой, «дно» размешивается специальной  роботизированной системой в однородную массу, и цикл повторяется.   

    Подобно двум другим проектам, входящим в трилогию, планировалось, что готовая инсталляция отправится в путешествие на Арал и будет установлена на бывшем морском дне. Однако пандемия не дала этим планам воплотиться  в жизнь. Поездку был готов поддержать Исполнительный комитет Международного фонда спасения Арала, и предполагалось, что это будет совместная экспедиция с большой группой ученых-экологов в наиболее сложные и интересные точки морского дна. В этом контексте невозможно не отметить, что пока море еще существовало, на одном из островов в самом  центре моря — острове Возрождения, располагалась специальная военная лаборатория, занимавшаяся исследованиями,  разработкой и производством биологического оружия. Ее расположение на острове было обусловлено изолированностью  и труднодоступностью. С момента распада СССР эта территория становится все более общедоступной, что вызывает  серьезную озадаченность у ряда специалистов.